АРОМАЗОНА

Библиотека ароматерапии
Главная библиотеки Энциклопедия Лечение заболеваний Часто задаваемые вопросы  
Ароматерапия - наука и искусство лечения с помощью запахов. Эфирные масла, использующиеся в ароматерапии, давно известны лечебной силой, благодаря воздействию ароматических веществ на организм человека.
Поиск по библиотеки


Николаевский В.В.
"Ароматерапия. Справочник"

Содержание



Глава 19. СИСТЕМА ИММУНИТЕТА

Система иммунитета включает в себя специфическую и неспецифическую резистентность. Поэтому система иммунитета — понятие более широкое, чем иммунная система. Иммунитет — это система организма, которая направлена на поддержание генетической целостности клеточного состава живых существ. Многоклеточные организмы могли возникнуть и эволюционировать при наличии специальной системы распознавания и элиминации соматических мутаций [Петров Р.В., 1987]. Таким образом, функция иммунной системы состоит в поддержании клеточного и антигенного постоянства внутренней среды организма, в охране его индивидуальности.

Вилочковая железа — эндокринный орган, он же главный орган иммунитета и регулятор иммунной системы. Под его контролем находится клеточный иммунитет, под его влиянием происходят размножение тимоцитов, их дифференцировка, перестройка антигенной структуры поверхности Т-лимфоцитов и формирование их иммунокомпетентности. Вилочковая железа — источник кроветворных стволовых клеток.

Костный мозг — центральный орган иммунитета — контролирует созревание В-клеток.

Выделяют две популяции лимфоцитов: Т-лимфоциты (тимусзависимые лимфоциты) и В-лимфоциты (бурсазависимые лимфоциты). Предшественники Т-клеток выходят из костного мозга в кровь и попадают в вилочковую железу. Предшественники В-клеток остаются в костном мозге, где и происходит формирование В-системы иммунитета.

Т-лимфоциты ответственны за отторжение чужеродных тканей и клеточных форм иммунитета, В-лимфоциты — за гуморальный иммунитет. На поверхности Т- и В-лимфоцитов находятся антигенраспознающие рецепторы. Среди Т-лимфоцитов выделяют три разновидности клеток: Т-киллеры (убийцы), Т-хелперы (помощники), Т-супрессоры (регуляторы иммунной системы).

Иммунный ответ осуществляется в результате взаимодействия Т- и В-клеток и макрофагов. Их совместная работа составляет основу иммунологической реакции организма, при этом каждая группа клеток выполняет свои строго определенные функции.

Макрофаги первыми сталкиваются с антигеном. Они захватывают антиген и перерабатывают таким образом, что он приобретает способность распознаваться Т-лимфоцитами. Стимуляторами Т-лимфоцитов являются не сами молекулы чужеродного белка, а их комплексы — продукты главного комплекса гистосовместимости того организма, куда проник данный антиген.

После антигенной стимуляции лимфоидной клетки она начинает интенсивно делиться, при этом количество лимфоцитов увеличивается. К ним относятся плазматическая клетка (производитель антител), малые лимфоциты (они составляют 90% общего числа лимфоцитов) и макрофаги.

В составе организма насчитывается более 1013 различных клеток. Предполагают, что примерно одна из миллиона может быть мутантной. За жизнь человека в его организме возникает около 20 млрд мутационно измененных клеток. Часть из них может стать раковыми. Поэтому мутантные клетки должны уничтожаться. Специфический иммунитет контролирует генетическую целость клеток организма. Существуют и другие формы контроля генетического постоянства организма.

На пути мутантных клеток стоят аллогенная ингибиция, инактивация стволовых клеток и специфический иммунитет, феномен аллогенной ингибиции. Он состоит в том, что нормальные, нелимфоидные клетки узнают мутантную клетку. В результате такая клетка погибает в окружении обычных клеток.

Явление инактивации несингенных стволовых клеток обусловливается действием живых лимфоцитов на чужеродные стволовые клетки. Полагают, что инактивирующее (тормозящее) действие лимфоцитов распространяется и на пролиферирующие клетки, например мутантные.

В противоопухолевой защите важную роль играет система естественной клеточной резистентности, связанной с функцией естественных нормальных киллеров (NK-клеток) и макрофагов. Эта система независима от вилочковой железы. Клетки опухоли разрушаются также киллерными клетками (К-клетками). Специфическая противоопухолевая защита связана с Т-зависимой и Т-независимой популяциями лимфоидных клеток. Ингибирующий эффект лимфоцитов строго специфичен.

Представляют интерес данные, полученные в лаборатории, при изучении действия эфирных масел и их ароматов на иммунную систему.

Действие на первичный гуморальный иммунный ответ. Эфирное масло монарды нормализует уровень первичного иммунного ответа при введении его после иммунизации и при исходно низком уровне антител. При введении этого же масла до иммунизации или при высоком уровне антител никакого его влияния не отмечалось.

Действие на вторичный гуморальный иммунный ответ. При трехкратном внутримышечном введении эфирного масла монарды за 4— 6 дней до начала иммунизации наблюдалось 18-кратное увеличение титра вырабатываемых антител.

Действие РАВ эфирных масел на состояние иммунной системы и иммунорегуляторную активность легких. Пребывание крыс линии Wistar в атмосфере при 7-кратном воздействии эфирного масла монарды сопровождалось стимуляцией функциональной активности Т-системы иммунитета по результатам теста с ФГА (опытная группа — 0,56 мм , контрольная — 0,42 мм , Р<0,05).

Действие эфирного масла монарды, вводимого в дыхательные пути, на иммунную систему. При введении эфирного масла монарды или базилика путем внутритрахеальных вливаний обработанной ультразвуком водной эмульсии, ингаляции аэрозоля или воздействия летучими ароматическими веществами были отмечены его влияние на общую Т-систему практически без изменения локального иммунного аппарата легких у нормальных животных и стимуляция антителопродукции при экспериментальном воспалении.

При введении масел непосредственно в дыхательные пути такой же водной эмульсии, ингаляции аэрозоля в концентрации 0,1—1% аллергической реакции не наблюдалось. Более того, монарда подавляла сенсибилизацию к яичному белку.

Действие эфирного масла монарды на иммунную систему крыс с экспериментальным иммунодефицитом. Сочетание тимэктомии и экспериментального воспалительного процесса в легких на 90-е сутки сопровождалось подавлением практически всех исследованных звеньев иммунного ответа. В этих условиях курсовое воздействие РАВ монарды, в меньшей степени базилика, сопровождалось весьма выраженным нормализующим влиянием, т.е. эфирные масла оказывали положительное воздействие на иммунную систему даже в отсутствие вилочковой железы.

Влияние ингаляционного введения аэрозоля эфирных масел на развитие сенсибилизации дыхательного тракта. Ингаляционное введение яичного белка предварительно сенсибилизированным морским свинкам сопровождалось развитием анафилактической реакции без гибели животных. Частота дыхания возрастала до 184 в 1 мин при нормальной частоте 124 в 1 мин.

У животных, сенсибилизированных яичным белком, которые одновременно с сенсибилизацией и в последующие два дня получали ингаляции монарды, базилика или лавра, не отмечалось признаков анафилактической реакции в ответ на ингаляционное введение разрешающей дозы антигена. Частота дыхания не изменялась.

Действие эфирного масла монарды на гиперчувствительность замедленного типа (ГЗТ). Эфирное масло монарды подавляет развитие ГЗТ по отношению к самым различным антигенам при использовании разнообразных схем сенсибилизации и в широком диапазоне доз — от 2 до 250 мг/кг. Высокие дозы подавляли формирование ГЗТ по отношению к стафилококковому антигену при любых схемах. Средние дозы (70 мг/кг) подавляли отторжение кожного аллотрансплантата, но при одновременном с трансплантацией введении. Низкие дозы (2 мг/кг) ингибировали развитие реакции ГЗТ только при предварительном введении. Эффекты ингибиции ГЗТ наблюдались в ответах на двух различных видах животных.

Действие растительных ароматических веществ на животных различных генетических линий. Для исследования возможной связи РАВ с генетическими особенностями животных нами были поставлены опыты на трех группах инбредных линий мышей — ДВА, СВА, C57BL6 по 32 животных в каждой и трех соответствующих контрольных группах по 8 животных. Каждая опытная группа была разделена на 4 подгруппы по 8 животных. Мыши этих подгрупп ежедневно по 40 мин (кроме субботы и воскресенья) находились в камерах, воздух которых содержал летучие компоненты масла лаванды в концентрации 20 мг/м.куб. Мышам первой подгруппы было проведено 5 процедур, второй — 10, третьей — 15, четвертой — 20 процедур. По окончании последней процедуры проводили исследования и животных забивали. В контрольной группе процедуры не проводили.

Рис. 7. Влияние РАВ на показатели липидного обмена животных, длительно содержащихся в гермообъемах с разным составом газовых сред.

1 — общий холестерин (ммоль/л); 2 — триглицериды (ммоль/л); 3 — альфа-липопротеиды (ммоль/л); 4 — бета-липопротеиды (ммоль/л); 5 — индекс атерогенности (ед.); а — ЕА; б — ИА; в — БИА.

Животных опытных и контрольных групп исследовали до начала эксперимента и на 5-й, 10-й, 15-й и 20-й день эксперимента. Определяли количество АОК, суммарное количество антител, иммуноглобулины, функциональное состояние Т-лимфоцитов, ставили реакцию ГЗТ.

Установлено, что у инбредных линий мышей динамика иммунного ответа под влиянием летучих фракций лаванды имела однонаправленный характер. По высоте иммунного ответа между разными линиями мышей регистрировались достоверные различия (рис. 7). Так, сравнение иммунных ответов мышей линии C57BL6 и СВА, мышей линии C57BL6 и DBA выявило достоверные различия (Р<0,001 и Р<0,01) между группами по количеству АОК, титру общих антител, ГЗТ, функциональной активности Т-клеток. Можно с уверенностью сделать заключение, что неоднотипность иммунного ответа разных групп инбредных линий мышей при действии на организм РАВ обусловлена их генетической детерминированной неоднородностью.

В другом эксперименте опыты поставлены на двух конгенных линиях мышей — BLOP 111 (20 животных) и BLOD2 (44 животных). Во время эксперимента, который длился 25 дней, мышей помещали ежедневно (кроме субботы и воскресенья) в атмосферу, содержащую РАВ лаванды в концентрации 20 мг/м.куб. Состояние иммунной системы оценивали на 7—15-й и 25-й день эксперимента по показателям первичного иммунного ответа, включающим определение АОК, IgM, реакцию ГЗТ и функциональную активность Т-лимфоцитов. Результаты исследований свидетельствуют, что у конгенных мышей линии BLOP111 и BLOD2 динамика показателей иммунного ответа в первые 25 дней опыта имела однонаправленный характер. Однако на 25-й день эксперимента было зарегистрировано достоверное различие между группами по количеству АОК. Можно предположить, что те различия, которые были выявлены в иммунном ответе двух конгенных линий мышей на действие РАВ, связаны с их неоднородностью по генам комплекса гистосовместимости Н-.

Фенотипическое действие РАВ на иммунную систему. Опыты поставлены на мышах линии СВА (высокореагирующих на эритроциты барана) и C57BL6 (низкореагирующих). Животные опытных групп ежедневно по 40 мин (кроме субботы и воскресенья) находились в камерах, воздух которых содержал летучие фракции монарды в концентрации 20 мг/м.куб. Проведено 8 процедур. Животные контрольных групп ингаляций не получали. Результаты исследований представлены в табл. 10. Приведенные данные свидетельствуют, что на 10-е сутки отмечается тенденция к нарастанию количества Т-лимфоцитов у мышей линии СВА.

Таблица 10. Клеточный иммунный ответ мышей линий СВА и C57BL6 на эритроциты барана на 10-е сутки ингаляции летучими фракциями монарды

Линия мышей
Группа
Число Т-РОК
Р*
СВА
Контроль (6)
Опыт (6)
13±5
17±3
0,05
C57BL6
Контроль (3)
Опыт (3)
7±2
26±1
0,05

* Р — достоверность между опытом и контролем.

Обнаруженные данные о стимулирующем воздействии монарды на Т-систему иммунитета удалось подтвердить в экспериментах на низкоотвечающей на эритроциты барана линии мышей C57BL6, т.е. летучие фракции эфирного масла монарды повышали иммунный ответ у низкореагирующих на эритроциты барана линии мышей до уровня, отмеченного у животных линии СВА, высокореагирующих на этот антиген.

Пролиферативная активность спленоцитов мышей C57BL6, оцененная на пике иммунного ответа на эритроциты барана (на 4-е сутки после иммунизации), оказалась достоверно выше таковой у мышей линии СВА (табл. 11).

Таблица 11. Пролиферативная активность спленоцитов мышей C57BL6 и СВА на пике иммунного ответа

Линия мышей
Группа
Индекс стимуляции (число импульсов в опыте/число импульсов в контроле)
СВА
Контроль (6)
Опыт (6)
31,8
C57BL6
Контроль (6)
Опыт (6)
9,2

Спленоциты мышей опытной группы линии C57BL6 включают 3Н-тимидин значительно активнее спленоцитов мышей опытной группы (обработанных на пике иммунного ответа монардой) линии СВА.

Учитывая литературные данные о генетической рестрикции силы иммунного ответа, реализуемой на уровне Т-клеток, можно говорить о способности некоторых РАВ (в частности, монарды) к фенотипической коррекции клеточного компонента иммунного ответа.

Экспериментально установленный факт возможности фенотипической коррекции компонента иммунного ответа имеет существенное практическое значение, поскольку решение этого вопроса может способствовать повышению эффективности лечения.

Влияние РАВ на функцию гипофизадреналовой системы, гуморальный и клеточный ответ. Изучена взаимосвязь между нейроэндокринными сдвигами в организме экспериментальных животных, подвергнутых действию РАВ, и иммунным ответом. Использованы мыши-самки гибридов Fl (CBAXC57BL6) и СВА. Животные ежедневно по 40 мин (кроме субботы и воскресенья) в течение 10, 20 и 30 дней находились в камере, воздух которой содержал летучие компоненты различных РАВ в концентрации 20 мг/м.куб.

Исследовали гуморальный иммунный ответ на эритроциты барана в реакции Ерне. Во второй части работы исследовали клеточный иммунный ответ по способности клеток лимфатических узлов мышей СВА инактивировать эндогенные стволовые клетки в сублетально облученном организме гибридов Fl (CBAXC57BL6) [Петров Р.В. и др., 1970]. Иммунизацию осуществляли в дозе 2 -Ю8 в боковую вену хвоста в объеме 0,5 мл среды 199. Иммунный ответ оценивали на 5-е сутки после иммунизации по числу антителообразующих клеток в селезенке в дозе 2-106 степени спленоцитов. Оценку клеточного иммунного ответа проводили на 8-е сутки после внутривенного введения клеток лимфатических узлов по числу колоний на селезенке.

Рис. 8. Влияние РАВ на гуморальный иммунитет: повышение уровня кортикостерона при вдыхании ароматических веществ (черные столбики). При вдыхании аромата шалфея число АОК снижалось.

1 — монарда; 2 — базилик; 3 — лаванда; 4 — шалфей; 5 — полынь лимонная; К — контроль; а — исследование через 10 дней от начала опыта; б — через 20 дней; в — через 30 дней.

Функцию гипофизадреналовой системы оценивали по уровню кортикостерона. Концентрацию этого гормона определяли в сроки исследования гуморального иммунного ответа в плазме крови радиоиммунным методом. Пробы крови забирали у животных каждой из исследуемых групп на 10-е, 20-е и 30-е сутки.

Установлено, что реакция иммунной системы как клеточного, так и гуморального ее компонентов на РАВ в целом изменялась стадийно: в первые 10 дней ингаляций иммунный ответ не менялся или угнетался, а в дальнейшем, к 20-й ингаляции — усиливался, а к 30-м суткам вновь ослаблялся (рис. 8).

Отмеченная в динамике ингаляций модуляция иммунного ответа коррелировала с активностью гипофизадреналовой системы. Повышение концентрации кортикостерона в плазме крови, наблюдаемое к 20-м суткам, соответствовало периоду усиления иммунного ответа, а концентрация, близкая к уровню гормона в контрольной группе (10-е и 30-е сутки), — периоду угнетения.

Подтверждением включения гуморального механизма в регуляцию иммунного ответа при действии РАВ является и тот факт, что воздействие сопровождается резким нарастанием уровня гормонов. Мягкое воздействие, оказываемое всеми другими препаратами, наоборот, усиливает иммунный ответ.

Влияние РАВ на функцию гипофизадреналовой системы и клеточный иммунный ответ. Известно, что феномен инактивации несингенных стволовых клеток обусловливается действием живых лимфоцитов на чужеродные кроветворные стволовые клетки. Облученные сублетальной дозой лимфоциты не инактивируют кроветворные стволовые клетки. Полагают, что инактивирующее (тормозящее) действие лимфоцитов распространяется и на другие несингенные стволовые (пролиферирующие) клетки, например раковые, и что данный феномен является одним (возможно, главным) механизмом иммунологического надзора и элиминации соматических мутаций [Петров Р.В. и др., 1981].

Суть активации несингенных стволовых клеток состоит в том, что лимфоциты способны подавлять генетически отличающиеся клетки в самом начале их возникновения, т.е. препятствовать формированию мутантных клеток. Растительные ароматы повышают активность несингенных стволовых клеток, снижая тем самым риск развития онкологического заболевания.

Результаты исследований представлены на рис. 9. Как видно из представленных данных на 20-е сутки эксперимента под влиянием РАВ наблюдалось тормозящее действие лимфоцитов на несингенные стволовые клетки, что сочеталось с повышением в крови уровня кортикостерона. На 30-е сутки содержание кортикостерона в крови экспериментальных животных снизилось до исходного уровня, что сопровождалось одновременным снижением тормозящего действия лимфоцитов на несингенные стволовые клетки.

В проводимых экспериментах мы наблюдали стадию тревоги в сочетании с состоянием неспецифического напряжения, при котором в организм РАВ поступали и повышалась функция коры надпочечников, а как следствие — увеличивалась резистентность организма за счет стимуляции клеточного и гуморального звеньев иммунитета. В конечном счете все эти изменения в организме привели на 30-й день к нормализации нарушенного равновесия организма с внешней средой.

Действие эфирных масел на иммунную систему животных в различных газовых средах. Исследована функциональная активность иммунной системы в условиях одновременного и длительного содержания мышей в гермообъемах с ИА, ЕА и БИА. Результаты исследований показали, что пребывание мышей в течение месяца в атмосфере, лишенной растительных ароматических биорегуляторов (ИА), сопровождалось достоверным (Р<0,01) увеличением в селезенке количества антителообразующих клеток.

Введение в состав искусственной атмосферы РАВ монарды достоверно нормализовало количество АОК мышей, находящихся в БИА (табл. 12).

Рис. 9. Фагоцитарная активность макрофагов, полученных от мышей, которым вводили эфирные масла.
1 — контроль; 2 — ЭМ монарды; 3 — ЭМ базилика.

Таблица 12. Число клеток прямых АОК селезенки мышей в различных газовых средах

Газовая среда
Число прямых АОК селезенки
на 106 клеток селезенки
на всю селезенку
Искусственная атмосфера (лишенная РАВ)
2,83
930
Естественная атмосфера
1,49
333
Биогенизированная атмосфера
2,78
713

Первичный иммунный ответ у мышей после длительного пребывания в условиях искусственной атмосферы также претерпевал значительные изменения. Число прямых антителообразующих клеток селезенки достоверно превышало их число у мышей контрольной группы. Сходная картина выявлена при расчете числа АОК на всю селезенку. При этом число АОК у мышей, содержащихся в условиях искусственной атмосферы, превышало контрольные цифры почти в 3 раза. Введение эфирного масла монарды сопровождалось достоверным снижением выраженности первичного иммунного ответа.

Таким образом, длительное пребывание экспериментальных животных в условиях искусственной атмосферы сопровождалось изменениями иммунной системы, а именно — увеличением числа клеток селезенки и более активным формированием первичного иммунного ответа.

Введение растительных ароматических веществ монарды в состав искусственной атмосферы нормализует эффект ее влияния на иммунную систему, что подтверждается уменьшением числа клеток в селезенке.

Изучение титра гемагглютининов у крыс-самцов линии Wistar в различных газовых средах выявило, что интенсивность иммунного ответа на эритроциты барана была выше в искусственной атмосфере (In обратного титра составил 7,5), чем в естественной атмосфере (6,2; Р<0,05).

Биогенизация искусственной атмосферы растительными ароматами лаванды привела к нормализации титра гемагглютининов (In обратного титра составил 6,5), приближая его к контрольным показателям (6,2; Р<0,05).

Приведенные данные свидетельствуют о том, что и в первой, и во второй серии экспериментов показатели иммунной системы животных, содержащихся в ИА, отличались от данных, полученных в ЕА. Это отличие заключалось в активации интенсивности иммунологических реакций в условиях ИА. Возможно, что активация иммунитета была обусловлена более высокой микробной обсемененностью воздуха искусственной атмосферы.

При введении РАВ лаванды и монарды в природных концентрациях в состав ИА отмечена нормализация некоторых показателей. Активность воздействия ароматов лаванды была выше, чем активность воздействия эфирного масла монарды.

Очевидно, действие РАВ на выраженность иммунологических реакций можно объяснить, с одной стороны, снижением микробной обсемененности воздуха в гермообъеме под влиянием РАВ эфирных масел, а с другой — их непосредственным воздействием на измененные иммунологические реакции организма животных. В пользу последнего свидетельствуют и данные, полученные в лаборатории, показавшие, что РАВ монарды, базилика, лаванды в природных концентрациях стимулируют функциональную активность Т-звена иммунитета при экспериментальных вторичных иммунодефицитах, проявляя отчетливую иммуномодулирующую активность на моделях первичного и вторичного иммунных ответов.

Данные, полученные нами, свидетельствуют о том, что биогенизация атмосферы, лишенной растительных ароматических веществ, может быть одним из методов профилактики нарушений иммунологического статуса людей, длительно находящихся в такой атмосфере.

Действие растительных ароматических биорегуляторов на иммунную систему людей, длительно находившихся в ИА. Изучено действие природных концентраций РАВ эфирных масел лаванды, монарды, мяты и эвкалипта на состояние иммунологической реактивности 3 человек, находившихся в течение 3 мес в условиях атмосферы, лишенной растительных ароматов (основная группа). Из них один испытуемый (Т.) вдыхал ежедневно по 30 мин РАВ монарды в дозе 0,5 мг/м.куб., а 2 человека дышали ИА (испытуемые К. и Ф.).

В результате проведенных исследований установлено, что после 3-месячного пребывания в условиях ИА у 2 испытуемых — К. и Ф. — достоверно уменьшилось относительное количество Е-РОК (Т-лимфоцитов) с 79 до 36% (при норме до 60%). У испытуемого Т. относительное количество общих Т-лимфоцитов в периферической крови хотя и снизилось (с 75 до 66% Т-клеток), однако оставалось в пределах нормы.

У испытуемых П., А. и Б. (группа посещения), находившихся в условиях гермообъема 10 дней, состояние Т-системы иммунитета было в пределах нормы (соответственно 67, 68 и 71% Т-лимфоцитов).

Таким образом, изменение в содержании Т-лимфоцитов в периферической крови у исследуемых через 3 мес пребывания в атмосфере, лишенной РАВ, было достоверным. Несмотря на небольшое число людей в группе, разница между средними показателями Т-лимфоцитов основной группы (операторы К., Ф. и Т.) в начале исследований достоверно (Р<0,05) превышала среднее число Т-лимфоцитов в конце опыта и наблюдалась тенденция к уменьшению среднего числа Т-лимфоцитов в крови лиц группы кратковременного пребывания (0,1>Р>0,05).

Сходная в общих чертах картина наблюдалась и при исследовании другого показателя, характеризующего состояние Т-систем иммунитета, — количества активных Е-РОК. У исследуемого К. число активных Е-РОК снизилось почти в 2 раза, у исследуемого Ф. — более чем в 4 раза. У испытуемого Т. число активных Е-РОК к концу исследования повысилось с 36 до 51%.

У всех лиц группы кратковременного пребывания число активных Е-РОК после окончания эксперимента не выходило за пределы нормы.

При изучении В-системы иммунитета относительное количество В-лимфоцитов в периферической крови у всех обследованных основной группы было сходным, а именно — достаточно выраженное возрастание ЕАС-РОК (В-лимфоцитов). У испытуемого К. число ЕАС-РОК возросло в 1,5 раза, у испытуемого Т. — в 3,8 раза, у испытуемого Ф. — в 2 раза.

Отмечена статистически значимая разница (Р<0,05) между средним числом В-лимфоцитов у лиц основной группы до начала исследований и после окончания эксперимента (соответственно 18,3 против 40,0; Р<0,05).

Относительное количество В-лимфоцитов в группе кратковременного пребывания в условиях ИА достоверно не изменялось. Отмечалось некоторое снижение функциональной активности В-системы иммунитета после длительного пребывания испытуемых в условиях ИА: уровень нормальных гетерофильных антител в сыворотке крови у всех 3 обследованных не превышал 1:3. Другой показатель, характеризующий функциональную активность В-системы иммунитета, — концентрация в сыворотке крови — у всех обследованных после окончания эксперимента оставалась в пределах нормы.

В основной группе в крови всех 3 испытуемых снизился уровень лизоцима (до 6,9 мкг/мл — у испытуемого К., до 6,3 мкг/мл — у испытуемого Т. и до 6,6 мкг/мл — у испытуемого Ф.). Нормальный уровень лизоцима в сыворотке крови по данной методике составляет 9—11 мкг/мл.

Таким образом, результаты эксперимента показали, что пребывание людей в гермообъемах с автономной системой жизнеобеспечения сопровождается развитием определенного дисбаланса в системе иммунитета, а именно — снижением показателей, характеризующих Т-систему иммунитета, возрастанием относительного количества В-лимфоцитов крови с одновременным снижением их функциональной активности. Снижались и факторы неспецифической защиты.

Учитывая малочисленность наблюдений (3 человека), мы для более четкого решения поставленных вопросов провели затем исследования в ГО с участием 10 испытуемых. В первом отсеке 5 исследуемых дышали ИА, но биогенизированной (композиция РАВ лаванды, мяты и эвкалипта в суммарной дозе 0,30 мг/м.куб.). Длительность пребывания в ГО — 20 дней. Исследования проводились дважды: до поступления в гермообъем результаты исследования в этот период оценивались как показатели иммунитета в условиях ЕА; через 20 дней после пребывания в ГО обследование выполняли повторно.

Результаты исследования испытуемых во втором отсеке расценивали как показатели в условиях ИА. Исследования в гермообъеме проводили в динамике (4—6 раз).

Установлено, что биогенизация искусственной атмосферы ГО РАВ эфирных масел способствовала стимуляции гуморального иммунитета испытуемых. В биогенизированной атмосфере отмечалось достоверное повышение содержания IgA, IgM, IgG (P<0,01). В этих же исследованиях зарегистрировано достоверное увеличение количества лизоцима (Р<0,05). Показатели титра гемагглютининов и концентрации IgE практически не изменились.

Достоверных различий между показателями иммунитета, полученными у испытуемых в условиях искусственной атмосферы и естественной газовой среды, мы не обнаружили, что, очевидно, объясняется небольшим сроком (20 дней) пребывания людей в искусственной и биогенизированной атмосфере.

Таким образом, исследования в ИА и БИА показали, что длительное пребывание людей в атмосфере, лишенной РАВ, сопровождается развитием определенного дисбаланса в системе иммунитета, а именно — снижением показателей, характеризующих Т-систему иммунитета, возрастанием относительного количества В-лимфоцитов в крови с одновременным уменьшением их функциональной активности. Кроме того, угнетаются факторы неспецифической защиты. Следует, однако, отметить, что хотя направленность изменений у всех испытуемых была в основном сходной, их выраженность несколько различалась. Так, у обследованного Ф. изменения показателей Т- и В-системы иммунитета были наиболее выраженными, при этом все изучаемые показатели значительно отличались от нормы (общие Е-РОК — 36%, активные Е-РОК — 13%, ЕАС-РОК — 46%). У испытуемого К. при уменьшении числа общих Е-РОК (47%) количество активных Е-РОК также оказалось в пределах нормы, как и у испытуемого Т., хотя у него были снижены показатели, характеризующие Т-систему.

В результате исследований, проведенных у больных хроническим бронхитом, подтверждено наличие иммуномодулирующего действия масла монарды дудчатой, лаванды настоящей, базилика эвгенольного, полыни лимонной.

Характерная динамика иммунологических показателей представлена на примере группы больных хроническим бронхитом, получавших ароматерапию композицией эфирных масел монарды, базилика, лаванды и полыни. После курса лечения отмечались повышение общего числа Т-зависимых лимфоцитов с 52,0 до 56,7% (Р<0,01) и рост исходно сниженного числа субпопуляции Т-хелперов с 33,5 до 39,1% (Р<0,02), снижение исходно повышенного числа субпопуляции Т-супрессоров с 24,1 до 17,4% (Р<0,01). Вследствие указанных сдвигов достигалась оптимизация соотношения субпопуляции Т-лимфоцитов, проявившаяся повышением иммунорегуляторного индекса — исходно сниженного (с 1,48 до 2,24 ед., Р<0,02) и снижением исходно повышенного (с 10,65 до 4,14 ед., Р<0,02).

Влияние на гуморальное звено иммунитета было значительно менее выраженным, выявлено лишь повышение исходно сниженного уровня IgG с 844,5 до 929,3 мг% (Р<0,05).

Полученные данные позволяют считать, что показанием к назначению ароматерапии в качестве иммуномодулирующего воздействия является снижение общего числа Т-лимфоцитов с нарушением их субпопуляций (снижение числа Т-хелперов и повышение — Т-супрессоров) и снижение уровня IgG в крови.

Местный иммунитет и растительные ароматические вещества. Местный иммунитет — это комплекс защитных приспособлений различной природы, обеспечивающих защиту покровов организма, непосредственно сообщающихся с внешней средой.

Местный иммунитет рассматривается как часть общего иммунитета, направленного на защиту систем и органов, сообщающихся с внешней средой, от чуждых организму веществ, собственных генетически измененных клеток и аутоантигенов. В то же время эта система в своих функциях в достаточной степени автономна, направлена на поддержание гомеостаза организма. Принципиальных различий между местным и общим иммунитетом нет [Шварцман Я.С. и др., 1978].

Нами установлено, что применение ЭМ эвкалипта при 10-дневном воздействии снижало процент альвеолярных макрофагов в цитограмме бронхоальвеолярного смыва и стимулировало пролиферативную активность моноцитов (их предшественников), что сопровождалось усилением внутриклеточного кислородозависимого метаболизма, спонтанного розеткообразования, повышением фагоцитарной активности.

Под влиянием РАВ лаванды повышалось число розеткообразующих альвеолярных макрофагов в 5—6 раз по сравнению с контролем и с действием РАВ базилика. Однако РАВ базилика способствовали увеличению внутриклеточного кислородозависимого метаболизма в местных фагоцитах в А—5 раз по сравнению с контролем.

AT положительно влияла на местный иммунитет не только в эксперименте, но и у больных ХБ. Так, низкие показатели альвеолярных макрофагов и высокий уровень лизоцима при АТ имели тенденцию к нормализации. Достоверно повышалась жизнеспособность клеток, улучшались резервные возможности альвеолярных макрофагов, что проявлялось восстановлением у них числа рецепторов, повышением поглотительной сопособности, нормализацией внутриклеточного метаболизма.

Таким образом, при курсовом вдыхании РАВ наблюдаются увеличение количества Т-лимфоцитов, повышение их функциональной активности, нормализация функциональной активности В-лимфоцитов, уровня IgG, увеличение количества АОК в селезенке животных и резкое повышение продукции антител в ответ на введение антигена. Повышается фагоцитарная активность макрофагов. Действие РАВ направлено и на Т-супрессоры, что вызывает ограничение их функции.

В наших экспериментальных исследованиях у РАВ эфирных масел были обнаружены иммунотропные свойства. Однако степень их воздействия на иммунную систему в целом и на ее отдельные звенья была различной. Выраженную иммуностимулирующую активность в отношении Т-звена иммунной системы проявили РАВ масла монарды дудчатой, в отношении В-звена — эвкалипт и полынь лимонная. Иммуномодулирующая активность выявлена также у РАВ базилика, жасмина, пихты, гвоздики, шалфея. Стимулирующее действие некоторых РАВ проявлялось в наибольшей степени на фоне снижения иммунологической реактивности, что характерно для многих известных иммуномодуляторов, таких, как Т-активин, тималин, левамизол.

Растительные ароматические вещества и факторы неспецифической защиты. У человека наряду со специфическими (иммунологическими) формами реагирования сохранились более древние, стереотипные неспецифические защитные реакции. К ним относятся лизоцим, бетализины, пропердин, интерферон, комплемент и др. Около 95% биологических видов, населяющих нашу планету, обеспечивают свой гомеостаз только с помощью ФНЗ, без участия иммунных механизмов.

Рис. 10. Влияние РАВ на резистентность животных к различным воздействиям.
а — контроль; б — опыт; 1 — выживаемость при генерализованной инфекции; 2 — выживаемость после смертельного облучения (1000 R); 3 — устойчивость к вирусной и микоплазменной инфекции.

Механизмы неспецифической защиты являются авангардными и обеспечивают первую линию защиты широкого диапазона. Они включаются через несколько часов и даже минут в различного рода экстремальных ситуациях.

В наших исследованиях показано, что выживаемость мышей при экспериментальной генерализованной инфекции в опытной группе, где был проведен курс ароматопрофилактики, была в 2 с лишним раза выше, чем в контрольной группе. Выживаемость мышей после смертельного облучения в опытной группе была в 5 раз выше, чем в контрольной (они погибали от генерализованной инфекции). Уровень защиты кур-бройлеров при инфекционном ларинготрахеите под влиянием РАВ в опытной группе повышался более чем в 2 раза по сравнению с контрольной, где РАВ не вводились (рис. 10).

Под воздействием РАВ нарастал уровень лизоцима в крови больных хроническим бронхитом, повышалась фагоцитарная активность лейкоцитов, что сочеталось с клиническим улучшением.

В экспериментах было выявлено, что ЭМ монарды и базилика в 2,4—2,8 раза повышали активность перитонеальных макрофагов.

При этом исходно низкая фагоцитарная активность стимулировалась, исходно высокая — снижалась до нормальных показателей.

У облученных крыс, защищенных РАВ, уровень лизоцима соответствовал показателям интактных животных (в контрольной группе он был снижен в 1,5—2 раза). Выявлено четкое иммуномодулирующее действие ЭМ как in vitro, так и in vivo на фагоцитарную активность перитонеальных макрофагов.

РАВ благоприятно влияет на естественную резистентность организма. РАВ мяты, котовника, базилика, розы и др. способствуют нарастанию титра комплемента, лизоцима, нормальных гемолизинов и общей гемолитической активности крови, оказывают выраженный стимулирующий эффект на ФАЛ, макрофаги и функцию ретикулоэндотелиальной системы. РАВ шалфея, эвкалипта, монарды и др. повышают бактерицидность не только кожи, но и слизистой оболочки рта. При этом в крови увеличиваются гуморальные факторы неспецифической защиты.

Аллергия и растительные ароматические вещества. Под понятием «аллергия» подразумевают иммунную реакцию организма, сопровождающуюся повреждением собственных тканей.

Аллергию и иммунитет объединяет принципиальная однотипность иммунологических механизмов, лежащих в основе аллергии и иммунитета. Различия между реакциями иммунитета и аллергии характеризуются тем, что последние сопровождаются повреждением (воспаление, отек, бронхоспазм), т.е. один и тот же иммунологический процесс в организме может привести к совершенно диаметрально противоположному состоянию защиты и беззащитности — гиперчувствительности.

Таким образом, аллергия — это иммунная реакция организма, сопровождающаяся повреждением собственной ткани. Для практической медицины важен тот факт, что аллергический компонент в виде воспаления играет ведущую роль в патогенезе многих очаговых инфекций.

К 80-м годам, по данным Всемирной организации здравоохра¬нения, аллергия по распространенности вышла на третье место в мире. Более 74 детей страдали различными формами аллергии, более 10% взрослых на планете стали астматиками. В последние годы число больных аллергическими заболеваниями резко увеличивается.

Практических врачей обычно беспокоит вопрос: обладают ли РАВ, используемые при ароматерапии, аллергенными свойствами, поскольку у больных ХБ нередко наблюдается атопическая или лекарственная аллергия. В связи с этим мы попытались изучить этот вопрос.

Как показали наши исследования, некоторые РАВ снижали у животных реакции на стафилококковый аллерген. Это свидетельствует о том, что РАВ обладают противоаллергическим действием. Также установлено, что ингаляционное введение яичного белка предварительно сенсибилизированным морским свинкам сопровождалось развитием анафилактической реакции средней степени выраженности без гибели животных. Однако если животные одновременно с сенсибилизацией и в течение двух последних дней вдыхали РАВ, признаков анафилактической реакции в ответ на ингаляционное введение разрешающей дозы антигена не отмечалось. Трехкратное ингаляционное введение РАВ базилика, проведенное одновременно с сенсибилизацией, сопровождалось практически полным подавлением анафилактической реакции на введение разрешающей дозы антигена в дыхательные пути. РАВ лавра проявляли сходную активность, однако менее выраженную. Введение исследованных ЭМ непосредственно в дыхательные пути в экспериментах не оказывало какого-либо заметного аллергизирующего действия, поскольку при многократных воздействиях аллергические реакции не развивались.




1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197
Дополнительная информация

Сочетаемость эфирных масел
Эфирные масла, сгруппированные по основным свойствам
Перечень заболеваний и эфирные масла для их лечения




Краткий FAQ,
полностью здесь...

Аромалечение у детей
Аромамассаж - антицеллюлитный массаж
Сахарный диабет
Эфирные масла от морщин